БИБЛИОТЕКА
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Среди простых людей

К. Федоров в своих воспоминаниях утверждает, что Чернышевский в Астрахани "жил только своими книгами", то есть почти не выходил из кабинета.

Это утверждение говорит лишь о малой наблюдательности человека, который не один год жил и работал рядом с Чернышевским. Тем более сам Федоров не раз упоминал, что простой народ в Астрахани знал и любил Чернышевского.

Есть немало свидетельств о том, что Чернышевский, особенно в последние три года жизни в Астрахани (то есть в период напряженной своей литературной работы), не только не отстранялся от людей, но проявлял большую общительность, хотя в то же время по-прежнему соблюдал и осторожность, и осмотрительность.

Для Чернышевского общение с людьми являлось такой же насущной необходимостью, как и работа. В результате "отбора" сложился круг постоянных знакомых и посетителей его квартиры. Но этого было слишком мало.

Всю свою жизнь Чернышевский был близок к простым людям из народа, умел с ними говорить, находить для них понятные, душевные, веские слова, умел и слушать. Народную жизнь он знал не только по книгам. Память сохранила ему детские и юношеские впечатления: рассказы родных о крепостном праве, картины подневольного труда бурлаков. Студентом в Петербурге он пользовался, каждым случаем для бесед с теми, кто его больше всего* интересовал: "вливал революционные понятия в мужика,, случайно встретившегося по дороге в город", "толковал с солдатом"... В Вилюйске он заходил в юрты якутов, к людям, "каких нет жалче на свете", - они его любовно называли "Николой". Познакомившись с несправедливо осужденными и загнанными в Сибирь старообрядцами Чистоплюевыми и Головачевой, он составил подробную записку о их деле, старался облегчить их судьбу... Ямщики-почтари на Лене видели, какие чрезвычайные меры охраны применяют к нему, и поняли: это защитник народа. Когда Чернышевский, возвращаясь из Вилюйска, повстречался с ямщиками, те сумели отвлечь внимание жандармов и спросить его: видел ли он их нужды? Чернышевский ободрил этих людей. Образы героев народного творчества вдохновляли его перо художника. В своем любимом герое - Рахметове - Чернышевский воспроизвел и некоторые черты легендарного волжского богатыря-бурлака Никиты Ломова (Рахметов усвоил суровый образ жизни, "чтобы сделать и продолжать быть Никитушкою Ломовым"). Прокламация "Барским крестьянам" написана языком близким, понятным народу.

Крестьяне, солдаты, ссыльные открывали свою душу человеку, которому они верили, в котором видели своего большого друга и заступника.

Долгие годы Чернышевский пробыл в одиночестве. И в Астрахани, как только представлялась к тому хотя бы малейшая возможность, шел к людям труда - узнать их нужды, ободрить.

Для этого он часто использовал дальние прогулки по городу. В воспоминаниях М. Краснова говорится:

"Во время прогулок он заходил иногда к мастеровым,, рабочим, знакомиться с их бытом, с положением труда, сего доходностью. Знакомства с ними он заводил, пользуясь каждым удобным случаем".

Он искренне уважал людей труда.

Это проявлялось во всем, даже в незначительных, на первый взгляд, эпизодах.

Своей кухарке Николай Гаврилович строго-настрого запрещал называть его "барином".

- Я не барин. Зовите меня просто: Николай Гаврилович.

Сын хозяина квартиры Чернышевских инженер А. Карамышев вспоминал:

"Николая Гавриловича очень любила кухня, так как и туда заглядывал он. Иногда сюда собиралось много посторонней прислуги из других квартир и жадно внимали словам Н. Г. Его любили положительно все, с кем он только не встречался..."*

* (В книге В. Е. Чешихина-Ветримского "Н. Г. Чернышевский". Петроград, "Колос", 1923 г.)

Он не мог равнодушно видеть нуждающихся, нищих детей, отдавая им последние деньги.

В воспоминаниях Сусанны Богдановны Сукиасовой читаем: "Повседневное окружающее печалило его, он не мог видеть запустения, нищеты. Однажды, оживленный, веселый, он пришел ко мне в крошечную комнатушку и сразу стал хмурый, заметив: "Да как же можно жить в такой темной комнате?", потом рассказал о своем намерении взять на воспитание одну из девочек-армянок бедной семьи, жившей во дворе. Девочка заинтересовала его своей даровитостью".

У крепости, во дворе гостиного дома, был людный вечерний базар со множеством деревянных и парусиновых навесов, устроенных для защиты от солнца. Здесь собирались преимущественно приезжие из сел, из степи. Чернышевский в разговорах не раз упоминал об этом оригинальном базаре. Его особенно интересовало, что покупают приезжие, каковы их требования.

Факты, рисующие главное общественное явление того времени - превращение России крепостнической в капиталистическую, - были весьма красноречивы.

Астрахань 1880-х годов. На реке Кутум
Астрахань 1880-х годов. На реке Кутум

Большие перемены происходили на Волге. Бесчисленные пароходные гудки будто возвещали расцвет множества транспортных обществ, торговых фирм. Но грузчики-таскали на пристанях работали так же надрывая спины, как некогда бурлаки. Разорившиеся крестьяне с верховьев Волги так же подряжались на рыбные ватаги...

Впоследствии здесь, в низовьях Волги, на берегах Каспия, во время своих странствований побывал молодой Горький. Работай в артели рыбаков, он близко увидел этих сильных, ловких, смелых людей. И рассказал о них в книгах, звавших к свободе, к подвигу...

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://n-g-chernyshevsky.ru/ "N-G-Chernyshevsky.ru: Николай Гаврилович Чернышевский"