БИБЛИОТЕКА
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Мариинская колония

Что-то долго болеет маменька. Все лежит и лежит. Из рук книжки не выпускает. А опустит книжку, поглядит на сына - ему не по себе становится. Чувствует, что маменька думает о нем, как бы он не остался без нее на белом свете.

И того доктора к ней приглашали, и другого - легче не стало. Пришлось взять в дом еще одну бабушку - Анну Ивановну, - чтобы хозяйничала.

Раз слышит мальчик разговор у постели маменьки:

- Съездила бы ты, матушка Евгения Егоровна, в Мариинскую колонию. Ведь там, говорят, такой лекарь проживает, что и столичных докторов за пояс заткнет. И ученый: сколько книжек из Москвы да из Петербурга выписывает. А главное, вылечивает таких больных, от которых все доктора отказываются.

- Кто это? - тихо спрашивает маменька.

- Иван Яковлевич. Его все знают. О нем слава далеко идет.

- Иван Яковлевич? Не знаю, - в раздумье молвит маменька. - Измучилась я со своей ногой. Кажется, уж и всякую веру потеряла, что кто-нибудь может помочь.

- А ты, голубушка, попробуй. Ведь смотреть на тебя сердце надрывается. Николеньке всего десятый годок пошел, негоже ему одному оставаться. При солнышке тепло, при матери добро.

Уговорили тетушки и бабушки Евгению Егоровну. Наконец велено заложить семейную бричку. В подушках больную повезли к Ивану Яковлевичу. И Николеньку прихватили: очень уж просился с маменькой поехать. Шутка ли, такое далекое путешествие - в Мариинскую колонию. Там всего насмотришься.

И вот маменька у знаменитого Ивана Яковлевича. С виду он такой скромный, незаметный. Живет при больнице. Во дворе играют его ребятишки. Дом чисто прибран заботливой женской рукой. На окнах кружевные занавески, везде цветы. Чувство уюта и спокойствия охватывает людей при входе в квартиру Ивана Яковлевича. Такая же тишина и чистота в самой больнице. Матушке отведена отдельная комната в доме Ивана Яковлевича. Пожив у него с месяц, она вернулась домой.

По возвращении только и было разговоров, что об операции, которую сделал ей Иван Яковлевич.

- И сколько я примочек до него прикладывала, и сколько компрессов да растираний вытерпела - ничего не помогало, - рассказывала маменька.- А Иван Яковлевич осмотрел мою ногу, сделал надрез, и оттуда точно какие-то пузыри поскакали. И ноге все легче, легче...

Так и выздоровела маменька. Рассказов об Иване Яковлевиче хватило на несколько лет. Только скажут "Мариинская колония" - и сейчас же у Коли становится на душе тихо, радостно: оттуда маменька возвратилась, и опять они все вместе, и маменька ходит по комнатам и смеется...

И вдруг как гром грянул. Слышится в доме: "Иван Яковлевич! Ах, батюшки, да как же это так? Горе-то какое! Ведь человек-то какой!"

И Коля из разговоров старших понемногу узнал историю жизни и смерти талантливого человека, которым мог гордиться не только его родной город.

Страшная беда разразилась над Иваном Яковлевичем. Что же погубило его? Иван Яковлевич дослужился до дворянского звания, а женат он был на крепостной девушке. Они жили дружной, мирной семьей, растили своих ребятишек.

И вздумалось "добрым людям" разрушить их жизнь.

- Как это такой человек с крепостной девкой свою жизнь связал? Это она его окрутила, ей хорошо, а он мог бы другую жену, из дворянок, взять!

И написали барыне-помещице, которой принадлежала жена Ивана Яковлевича: "Надо спасать хорошего человека". Барыня была вольна по закону распорядиться своей крепостной девушкой. Она отозвала жену Ивана Яковлевича к себе и отправила ее на скотный двор пасти свиней. До детей их никому не было дела. Куда они девались, никто и не знал хорошенько.

Оставшись один, затосковал Иван Яковлевич. Раз вошли к нему в комнату и видят: горло у него перерезано бритвой. Это он сам не захотел жить. Отходили его, залечили. Он как будто успокоился. Но через каких-нибудь два месяца - опять то же, на этот раз рука у Ивана Яковлевича была крепче. Не удалось его выходить

"Что же это такое? - думал Николай Чернышевский. - Ивану Яковлевичу хотели доброе дело сделать, а выходит, что убили? Значит, не только злые люди зло делают, а и добрые. Кто же виноват? Надо у бабушки спросить. Она строгая, но справедливая: стыдит, не стесняясь, всех, кто плохо делает".

- Почему Иван Яковлевич так сделал? Зачем его лишили ребятишек и хозяйки? - спрашивает Николай.

- Затем, что помещик, как вещью, распоряжается своим крепостным человеком, - говорит бабушка с досадой,- захочет - на собаку променяет, захочет - все отнимет у него.

- Да ведь Иван Яковлевич хороший? Жалко его

- Что же поделаешь? Это - крепостное право, Николенька. Закон. Против него не пойдешь, он - от царя... Да куда же они девались?

И бабушка делает вид, что потеряла свои очки и не может их найти. Николя видит, что разговаривать дальше с ней бесполезно. Но ведь он своими глазами видел, как бабушка плакала по Ивану Яковлевичу и на что-то негодовала.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://n-g-chernyshevsky.ru/ "N-G-Chernyshevsky.ru: Николай Гаврилович Чернышевский"