БИБЛИОТЕКА
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

37. Справка из дела о М. Л. Михайлове. Дополнение к показаниям М. Л. Михайлова. Письмо В. Костомарова - Н. Н. Костомаровой

(Опубликована Н. А. Алексеевым ("Процесс", стр. 312-313). Подлинник: ЦГАОР, ф. 112, ед. хр. 40, л. 260.)

Литератор Михайлов, бывший губернский секретарь, судившийся в сенате за распространение привезенного им из Лондона возмутительного воззвания "К молодому поколению" и сосланный на каторгу, во время производства над ним в сенате следствия, между прочим показал, что он имел в руках своих воззвание и к барским крестьянам, и к солдатам, из которых последнее переписывал и исправлял, но не открыл никого из своих сообщников.

Правительствующий сенат испрашивал высочайшее повеление, следует ли Михайлова судить отдельно за то преступление, за которое он был предан суду I отделения 5-го департамента сената, т. е. за распространение воззвания "К молодому поколению", или совокупно с падающим на него обвинением в отношении сочинения воззваний к барским крестьянам и солдатам.

Государь император высочайше повелеть соизволил: судить Михайлова за распространение прокламации "К молодому поколению" отдельно от других падающих на него обвинений.

Обер-секретарь Кузнецов.

Дополнение к показаниям М. Л. Михайлова

(Опубликовано Н. А. Алексеевым ("Процесс", стр. 313-314). Подлинник: ЦГАОР, ф. 112, ед. хр. 40, лл. 262-265.)

В деле Костомарова есть копия с показания бывшего губернского секретаря Михайлова, относящегося к настоящему делу и отобранного от него во время производства о самом нем в 5-м департаменте следствия.

Вопрос. Хотя в ответах, данных вами 18 октября, вы показали, что никаких других преступлений не сделали, но из имеющихся в сенате сведений видно, что вы прикосновенны и к делу о распространении запрещенных сочинений, по которому производится следствие. Объясните с подробностью, в чем состоит прикосновенность ваша к этому делу; сознаете ли вы себя виновным и в распространении других запрещенных сочинений, кроме воззвания "К молодому поколению", и каких именно; а также кто были вашими участниками в этом преступлении?

Ответ. Прикосновенность моя к указанному делу заключается в том, что при аресте в Москве г. Всеволода Костомарова найдены у него два рукописные сочинения: "К крестьянам" и "К солдатам". Как то, так и другое были у меня в руках и оба получены Костомаровым от меня, одно (последнее) лично, а другое через студента Сороко. В сочинении их я не принимал участия и получил их не помню от кого, как ходившие будто бы в рукописи по рукам. Одна из этих статей, написанная неразборчиво и с пропусками, по-видимому, была мною переписана несколько измененным почерком, и при переписке я только прибавил, с чисто литературной точки зрения, несколько строк, самого содержания которых теперь не помню. Даны мною были помянутые сочинения Костомарову лишь для его личного прочтения и затем уничтожения. Других запрещенных сочинений, кроме листа "К молодому поколению", я не распространял. Когда именно даны мною Костомарову и Сороко помянутые рукописи, я в точности не помню, но около весны нынешнего года или в конце зимы.

Сверх сего, Михайлов на предложенный ему высочайше учрежденною в Москве следственною комиссиею вопросы 15 ноября 1862 года отвечал:

Вопрос. Отставной корнет Всеволод Костомаров, при очной ставке с одним из обвиняемых по производимому делу объяснил, что бывшие у вас возмутительные воззвания: "К барским крестьянам" и "К русским солдатам" переданы вами - первое Иосифу Сороке, а последнее ему, Костомарову, не для прочтения, и уничтожения, как объяснили вы в показаниях, данных в комиссии 29 сентября и 2 октября, но для напечатания. Сознаете ли вы справедливость этого показания Костомарова?

Ответ. Я действительно желал, чтобы воззвания были напечатаны; но, отдавая их, плохо на это рассчитывал и не помню, выражал ли даже положительно свое желание.

Вопрос. Тот же Костомаров показывает, что воззвание "К барским крестьянам" было уже набрано и оттиснут корректурный лист, который им, Костомаровым, передан вам. Объясните, точно ли корректурный лист воззвания "К барским крестьянам" отдан вам, с какою целью и куда вы его девали?

Ответ. Корректурный лист, помнится, был точно передан мне Костомаровым; на нем, если не ошибаюсь, была только часть рукописи. При этом Костомаров, кажется, говорил мне, что на том и остановилась попытка напечатать воззвание. Я лист тотчас же уничтожил.

Ответ. Не помню, давал ли я деньги Сороко; но если и давал, то расписки не брал.

Вопрос. По показанию Костомарова при покупке разных типографских принадлежностей, заготовляемых для исполнения упомянутой работы, издерживались деньги из 200 руб., полученных Сорокою одновременно с получением от вас воззвания "К барским крестьянам". Действительно ли вы давали деньги Сороке на приведение намерения вашего отпечатать воззвание в исполнение, и не имеете ли вы расписки Сороки в получении тех денег, если имеете, то укажите, где она находится?

Вопрос. По какому поводу в деле печатания воззвания принимал участие Иосиф Сороко, был ли он непосредственным деятелем к исполнению намерения вашего отпечатать воззвание, или он приглашен для содействия, и в чем таковое заключалось, а также была ли ему известна цель, с которою предпринималось печатание воззваний?

Ответ. Я отдал Сороке воззвание, как человеку, который говорил мне, что знает возможность напечатать рукопись в Москве. Я говорил только, что желал бы, чтобы воззвание было напечатано; но не настаивал на этом положительно и не требовал, чтобы мне был доставлен по напечатании хотя один экземпляр.

Письмо В. Костомарова - Н. Н. Костомаровой

Контора смирительного и рабочего домов в Москве препроводила к московскому губернскому прокурору отобранные у Яковлева два письма. Одно из них от капитана Чулкова к Потапову, в коем он рекомендует Яковлева, как оказавшего ему услугу и могущего быть полезным, а другое от Костомарова следующего содержания: "Милая моя; я в Москве уже,- по обыкновению весел, здоров и благополучен. Петр Васильевич оказал мне весьма важную услугу,- и сообразно этому будет, конечно, принят тобою. Я подарил ему свое пальто, пожалуйста, отдай. Ну, больше я ничего тебе не пишу,- во-первых, нечего, потому что я ни с кем еще не видался; во-вторых... Ты догадаешься почему.

Крепко целую тебя и мою милую Маху. 1 марта".

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://n-g-chernyshevsky.ru/ "N-G-Chernyshevsky.ru: Николай Гаврилович Чернышевский"