БИБЛИОТЕКА
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Примечания

В состав настоящего тома вошли исторические очерки и рецензии великого русского революционного демократа, его публицистика, некоторые избежавшие глаза цензуры произведения.

Собранные здесь материалы дают представление об исторических взглядах Н. Г. Чернышевского, раскрывают его оценки русской действительности конца 50-х - начала 60-х годов XIX века, характеризуют представления Н. Г. Чернышевского о современном ему буржуазном обществе, буржуазных политических системах, о глубокой антинародной сущности, фальши, демагогическом облике буржуазной демократии.

Исторические взгляды Н. Г. Чернышевского находятся в строгом соответствии с его революционно-демократическими воззрениями, с его практикой вождя революционной демократии в России.

Все вошедшие в состав тома работы Н. Г. Чернышевского были написаны в конце 50-х - начале 60-х годов XIX века, то есть в период нарастания и складывания революционной ситуации в России 1859-1861 годов. Но не только этим были знамениты 50-60-е годы. Это был поистине период европейских политических бурь. В это же время развертывалась война итальянского народа за свое национальное объединение, нарастал подъем национально-освободительного движения в Германии, славянские народы Балканского полуострова восставали против турецкого гнета и давящей силы Габсбургской монархии; во Франции активизировались оппозиционные бонапартистскому режиму силы. Наконец, из Северной Америки все чаще и чаще доходили сведения об обострении борьбы аболиционистов со сторонниками рабовладения, Соединенные Штаты стояли на пороге гражданской войны. В своих оценках исторических ситуаций, складывающихся как в России, так и в других странах, Н. Г. Чернышевский исходил прежде всего из интересов народных масс; его исторические оценки - это оценки революционера-демократа, который одинаково непримиримо относился и к реакционным политическим курсам, антинародным действиям хваленой западной демократии и к либеральному пресмыкательству, буржуазному фарисейству. В своих исторических очерках, публицистике Н. Г. Чернышевский показал себя ученым, превосходно знающим исторический материал, великолепно ориентирующимся в политических хитросплетениях буржуазной государственной машины. И даже там, где методологическая ограниченность (чрезмерная вера в успехи разума, справедливости, просвещения как панацею от социальных бед, идеализация некоторых сторон американской демократии) не давала ему возможности до конца научно, правильно определить отдельные аспекты прошлого и настоящего буржуазных режимов, тем не менее глубокая вера Н. Г. Чернышевского в народ, в силы прогресса, в закономерность общественного развития, его "стихийный материализм" (Ленин) и исторический оптимизм давали ему возможность подойти вплотную к научному обоснованию исторического процесса. "Первая задача истории,- писал Н. Г. Чернышевский, - передать прошедшее, вторая, - исполняемая не всеми историками, - объяснить его, произнесть о нем приговор" (Н. Г. Чернышевский. ПСС, т. II, стр. 111). И эти две задачи - правильно передать прошедшее и объяснить его - Н. Г. Чернышевский в своих исторических работах выполнял обстоятельно и честно. В. И. Ленин писал о работах Н. Г. Чернышевского: "От его сочинений веет духом классовой борьбы" (В. И. Ленин. ПСС, т. 25, стр. 94). С полным основанием эта замечательная ленинская характеристика применима к входящим в этот том историческим работам революционера-демократа.

Том открывается написанной Н. Г. Чернышевским прокламацией "Барским крестьянам от их доброжелателей поклон". Текст этой революционной прокламации, адресованной русскому крестьянству, был приобщен к следственному делу Н. Г. Чернышевского. Прокламация характерна не только своей революционной направленностью, бескомпромиссным обличением крепостнической России, царского самодержавия, но удивительно верной исторической оценкой грабительской крестьянской реформы 1861 года. Н. Г. Чернышевский вскрывает ее антинародный характер, развертывает перед крестьянами все уловки помещиков - "реформаторов" по ограблению крестьян. Основная мысль, которую проводит Н. Г. Чернышевский, заключается в том, что экономическое положение крестьян практически не только не изменилось, но и ухудшилось. По-прежнему остались незыблемыми барщина и оброк, по-прежнему в руках помещика сохранились все экономические рычаги, позволяющие притеснять крестьян. "А по-нашему, - пишет Н. Г. Чернышевский, - надо сказать: вольный человек, да и все тут. Да чтобы не названием одним, а самым делом был вольный человек". Н. Г. Чернышевский обличает плутовство помещиков с землей, развенчивает царистские иллюзии русского крестьянства: "А не знал царь, что ли, какое дело он делает? Да сами вы посудите, мудрено ли это разобрать? Значит, знал. Ну, и рассуждайте, чего надеяться вам на него. Оболгал он вас, обольстил он вас. Не дождетесь вы от него воли, какой вам надобно. А почему не дождетесь от него, тоже рассудить можно. Сам-то он кто такой, коли не тот же помещик?"

Совершенно верно оценивает Н. Г. Чернышевский и революционный потенциал русского крестьянства: он видит его ненависть к угнетателям, но и сознает его отсталость, темноту, забитость. Главное, на что нацеливает автор прокламации крестьян, - это готовиться к будущим боям с помещичьим строем, объединяться, просвещаться: "А когда все готовы будут, значит, везде поддержка подготовлена, ну, тогда дело начинай".

В очерках "Кавеньяк", "Франция при Людовике-Наполеоне", "Граф Кавур" Н. Г. Чернышевский рисует яркую картину буржуазной государственной машины, ее широкий антинародный диапазон - от умеренно-либерального политиканства итальянского политического деятеля графа Кавура до крайне реакционного политического режима генерала Кавеньяка, продемонстрировавшего свою верность буржуазным принципам беспощадным расстрелом парижских рабочих в июне 1848 года.

Порой некоторые комментаторы, акцентируя внимание на разоблачении Н. Г. Чернышевским русской действительности, видят в его исторических очерках, посвященных западноевропейским и американским политическим сюжетам, лишь известный литературный прием, своеобразный эзоповский язык. В этом случае все, что писалось Н. Г. Чернышевским применительно к европейским и американским политическим нравам, трактуется в плане изучения русской действительности. Мы думаем, что подходить так к историческому творчеству Н. Г. Чернышевского - значит обеднять его политический кругозор, ограничивать диапазон философских и исторических воззрений.

В своих исторических очерках Н. Г. Чернышевский предстает беспощадным критиком буржуазного "демократического" Запада. Сила его обличений, сарказм в этом случае носят вполне самостоятельный характер, и направлены они против вполне определенных черт буржуазного строя, которые и до сих пор тщательно приукрашиваются и маскируются буржуазной идеологией.

В чем суть буржуазного либерализма графа Кавура, вставшего у власти в одном из итальянских государств, Пьемонте, и стремившегося объединить Италию под властью Сардинского королевского дома? Эта суть, по мнению Н. Г. Чернышевского, выражается в доведенной до апогея политической рутине. "Партия рутины", "не заходить далеко ни вперед, ни назад" - вот политическая мудрость либерала Кавура, благодаря которой он продержался у власти значительный срок. Н. Г. Чернышевский отмечает в качестве характерных черт итальянского государственного деятеля большую политическую изворотливость, скрытое самовластие, большое коварство, но главное, рутинность его государственной практики, половинчатость и трусость, ненависть к решительным революционным действиям по объединению родины, - вот политический облик итальянского умеренного либерала. Кто держится рутины, пишет Н. Г. Чернышевский, "тот все знает, решительно все; нет у него ни сомнений, ни недоумений, все решено за него рутиной".

Разоблачение буржуазного либерализма вкупе с резкими обличениями палачества реакционера генерала Кавеньяка Н. Г. Чернышевский продолжает в очерке "Кавеньяк". Н. Г. Чернышевский показывает, как дюжинный буржуазный либерализм в условиях обострения классовой борьбы неизбежно завершается предательством даже своих весьма умеренных лозунгов и переходом либералов под защиту пушек реакционного генерала. В июне 1848 года, писал Ф. Энгельс, "буржуазия впервые показала, с какой безумной жестокостью мстит она пролетариату, когда он осмеливается выступить против нее как особый класс с собственными интересами и требованиями" (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 22. стр. 191). Эту эволюцию французских республиканцев, взявших власть в феврале 1848 года после свержения правительства Луи-Филиппа убедительно, показал Н. Г. Чернышевский в своем очерке. "Кавеньяк был несомненный республиканец, - пишет Н. Г. Чернышевский, - но с тем вместе готов был повести войско против граждан, сошедшихся принуждать республиканское правительство к уступкам, которых оно не хотело делать". Н. Г. Чернышевский показывает путь либералов-республиканцев от бесконечных уверток, демократической фразеологии, постоянного обмана народа, которые на деле были лишь одной из форм защиты буржуазного общественного строя, к убеждению картечью.

Сразу же после победы на выборах в Национальное собрание умеренные республиканцы подтянули к Парижу войска для "обуздания... многочисленных недовольных". Правительство закрыло национальные мастерские, дававшие работу 150 тысячам человек. 23 июня началось восстание парижского пролетариата, окончившееся жесточайшим расстрелом его республиканским военным министром генералом Кавеньяком. Затем последовали судебные процессы, каторга, ссылка повстанцев. "Ни Орлеанское, ни Бурбонское правительство, - замечает Н. Г. Чернышевский, - не доходило до такого произвола". И эти действия были предприняты людьми, которые, по словам автора очерка, "имели чрезвычайное пристрастие называть себя демократами". Июньский расстрел, Бручение генералу Кавеньяку диктаторских полномочий, пишет Н. Г. Чернышевский, были не делом случая. Произошло это потому, что умеренные республиканцы всей своей политической практикой "приучены были повертываться направо".

Очерк "Франция при Людовике-Наполеоне" пронизан не только обличениями антинародного режима Наполеона III, который пришел на смену зашедшему в тупик республиканскому правительству, но и уверенностью в его неизбежной гибели под натиском новых "экономических интересов" и людей, их представляющих - "работников". Подавление оппозиции, насилие над людьми, по мысли Н. Г. Чернышевского, лишь оттягивают время гибели режима. Будущее за людьми труда, "работниками", чья армия крепнет день ото дня. Очерк "Франция при Людовике-Наполеоне" интересен, как и очерк "Граф Кавур", своими характеристиками буржуазных политиканов. Н. Г. Чернышевский не был знаком с работой К. Маркса "18 брюмера Луи-Бонапарта" и другими, в которых К. Маркс дает оценки политического восхождения и классовой сущности режима Наполеона III, но великий русский революционер-демократ вплотную подошел к этим оценкам.

Он говорит об объективных условиях, определивших приход к власти Наполеона III, - полная дискредитация Орлеанской династии, крах республиканского антинародного политиканства, уход со сцены всех мало-мальски значительных конкурентов, обаяние имени "великого дяди" - Наполеона I. К этому Н. Г. Чернышевский добавляет и личные качества Луи-Бонапарта, как нельзя более подходившие ко времени: невозмутимая внешность, спокойствие, кажущееся безразличие к делам политическим, умение выдать себя за орудие в чужих руках, а за всем этим - "суровая воля", закаленная постоянным напряжением, холодная, тупая, но необычайно честолюбивая натура, душа, волнуемая страстью властолюбия, постоянное и настойчивое стремление к власти. И политика Наполеона III была под стать его личности. Не умея и не желая решать сложнейших внутриполитических проблем, он весь свой политический акцент перенес в область политики внешней и провозгласил: "Империя - это мир", - чем сразу же понравился европейским кабинетам. И далее, прикрывая внешнеполитическим флером антинародную внутреннюю политику, он тупо и беспощадно искоренил "вредные элементы оппозиции", дал народу обман, выдаваемый за конституцию, установил диктаторский режим.

Н. Г. Чернышевский показывает реакционную внутреннюю политику правительства Наполеона III, который "свою роль узурпатора... старался прикрыть характером народного избранника".

Серия материалов тома посвящена характеристике Н. Г. Чернышевским буржуазной демократии англо-американского образца, оценкам двухпартийной системы. Уже в 50-60-е годы, то есть в период становления буржуазных двухпартийных режимов, Н. Г. Чернышевский вскрыл весь их показной демократизм, их стремление всеми средствами защитить интересы господствующих классов.

В рецензии "Нынешние английские виги" на "Историю Англии" известного историка, члена парламента, защитника интересов крупной английской буржуазии Томаса Маколея Н. Г. Чернышевский рисует вигов, которых так приукрашивает Т. Маколей, как партию, которая мало чем отличается от своих противников - тори. Н. Г. Чернышевский показывает эволюцию вигов от революционной антикоролевской партии времен Стюартов до дюжинного буржуазного либерализма. Обе партии, подчеркивает Н. Г. Чернышевский, стоят за существующий режим. "Во всех важных вопросах внутренней политики... нынешние вига - такие же консерваторы, как и тори; обе партии, прежде враждовавшие, сходятся теперь во всем существенном". Но буржуазная демократия, пишет Н. Г. Чернышевский, это не только демагогия и обман масс, это, кроме того, и жесточайшее насилие по отношению к массам. Демократы не задумываясь готовы усмирить недовольных "не декретами, а штыком и картечью" и доказать, что и двухпартийная система в Англии и Кавеньяк во Франции - это две стороны одной и той же медали.

Характеристику буржуазной демократии Н. Г. Чернышевский продолжает в рецензиях "Политико-экономические письма к президенту Американских Соединенных Штатов Г. К. Кэре" и "Непочтительность к авторитетам". Н. Г. Чернышевский четко видел преимущества общественно - политической системы буржуазно-демократического типа перед системой феодально-крепостнических отношений. Для Н. Г. Чернышевского, как и для многих его прогрессивных современников, американская буржуазная демократия имела многие привлекательные черты по сравнению с мрачным произволом царизма. И для этого были известные основания: слишком разительно отличался строй жизни в крепостнической России и в буржуазно-демократической республике США. Увлекаясь лучшими образцами американской демократии, Н. Г. Чернышевский был порой склонен даже идеализированно представлять себе, скажем, программу республиканской партии, деятельность Авраама Линкольна. Однако русский революционный демократ сумел увидеть и оборотную сторону буржуазной демократии американского образца 50-60-х годов XIX века. В полемике с Кэре, который доказывал спасительность протекционизма для излечения "многоразличных недугов" американского общества, Н. Г. Чернышевский не только отрицает саму панацею Кэре, но и подробно характеризует американское общество как общество "североамериканских патрициев", где расцветают взятки, коррупция, крушение прав "туземных племен", нравственное рабство, где действует возмутительное "право сильного", развивается работорговля, где "корпорации" контролируют законодательство страны. Н. Г. Чернышевский причину всех бед США видит в "невольничестве", насильственном режиме в южных штатах, продиктованном рабовладельцами, в их обскурантистской политике.

В рецензии "Непочтительность к авторитетам" на книгу французского автора А. Токвилля "Демократия в Америке" Н. Г. Чернышевский развенчивает точку зрения А. Токвилля

о том, что именно США могут быть образцом для будущего общественного переустройства Франции. Н. Г. Чернышевский и в этой рецензии исторически точно оценивает "средневековое учреждение невольничества", на которое опирается все гражданское устройство США, правильно характеризует демократов как партию рабовладельцев.

Со времени этих оценок прошло более ста лет, но и сегодня точное историческое видение великого русского революционера-демократа помогает нам правильно понять антинародную сущность буржуазной демократии.

* * *

Барским крестьянам от их доброжелателей поклон - в 1861 году прокламация напечатана не была. Оригинала Чернышевского не сохранилось. До нас дошла только рукопись, переписанная М. И. Михайловым, которая была передана для напечатания в Московскую тайную типографию.

Прокламация перепечатывалась: Лемке. "Политические процессы Чернышевского"; Б. Козьмин. "Политические процессы 60-х годов", т. 1; "Избранные сочинения" Н. Г. Чернышевского. ГИЗ, 1928, т. I.

Граф Кавур - впервые опубликовано в "Современнике", 1861, № 6.

Кавеньяк - впервые опубликовано в "Современнике", 1858, № 1.

Франция при Людовике-Наполеоне - впервые опубликовано в сб. "Шестидесятые годы. Материалы по истории литературы и общественному движению", Л., 1940.

Нынешние английские виги - впервые опубликовано в "Современнике", 1860, № 12.

Непочтительность к авторитетам - впервые опубликовано в "Современнике", 1861, № 6.

Политико-экономические письма к президенту Американских Соединенных Штатов Г. К. Кэре - впервые опубликовано в "Современнике", 1861, № 1.

А. Н. Сахаров

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://n-g-chernyshevsky.ru/ "N-G-Chernyshevsky.ru: Николай Гаврилович Чернышевский"