БИБЛИОТЕКА
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

IV. Суд и приговор

1. Определение о Чернышевском от 31 октября 1863 г. и 3 февраля 1864 г.

(Опубликовано Н. А. Алексеевым ("Процесс", стр. 214-224). Подлинник: ЦГАОР, ф. 112, ед. хр. 39. При воспроизведении этих архивных материалов составители учитывали следующие обстоятельства. Во-первых, в "Определении о Чернышевском" и в некоторых других документах из этого раздела имеются в тексте ссылки на те или иные листы "Сенатского дела" (ЦГАОР, ф. 1112, ед. хр. 37). В таком виде документы и были опубликованы в "Процессе". Однако их нумерация не соответствует в настоящее время листам подлинников, и поэтому ссылки на них сняты. Для удобства же пользования книгой указываются страницы, на которых напечатаны упомянутые в тексте документы. Во-вторых, в "Определении о Чернышевском" в копиях повторяются многие документы, публикуемые в сборнике по подлинникам. Поэтому тексты их вторично не приводятся, -а даются ссылки на соответствующие страницы наст. изд.)

1863 года октября 31-го и 1864 года февраля 3 числа.

По указу его императорского величества правительствующий сенат слушал: записку из уголовного дела, производящегося по высочайшему повелению о титулярном советнике НИКОЛАЕ ЧЕРНЫШЕВСКОМ, судимом за государственное преступление.

Реестр бумагам, из коих составлена записка.

а. Повод к начатию дела.

Предложение г. управляющего министерством юстиции.

б. Показания.

Вопросы комиссии и ответы на оные:

Чернышевского.

Костомарова.

Сороко.

Яковлева.

Копии с вопросов комиссии, и ответы на оные полковника Шелгунова.

в. Разные бумаги и сведения.

Отношения:

Управляющего III отделением. следств. комиссии.

Потапова в комиссию.

Дома Московского градского общества.

Заключение комиссии.

Священническое увещание Чернышевского.

Письма:

Потапова к кн. Голицыну.

Герцена.

Анонимные.

Чернышевского к жене;

Костомарова.

Миллера и др..

Обыски:

Перечень бумаг Чернышевского.

Отрывок из дневника Чернышевского.

Уведомления:

Тайн. сов. Муханова.

Доктора Окель.

Начальника III отделения.

Управляющего мин-м юстиции.

Записки:

найденная у Костомарова за подписью бук. Ч.

Яковлева.

Очные ставки.

Предъявление в комиссии мещанину Яковлеву Чернышевского

Акт сличения почерка руки Чернышевского.

Рапорт капитана Чулкова в комиссию.

Предложение г. управляющего министерством юстиции.

Г. управляющий министерством юстиции в предложении своем от 16 мая 1863 года за № 10291 правительствующему сенату изъяснил, что при рассмотрении в состоящей под председательством статс-секретаря князя Голицына следственной комиссии оконченного производством дела о содержащемся под арестом в С.- Петербургской крепости отставном титулярном советнике Николае Чернышевском оказывается, что Чернышевский находился в сношениях с Герценом, которому он, как сам показал, поручал ездившему летом 1861 года в Лондон бывшему губернскому секретарю, ныне сосланному в каторжную работу за государственное преступление, Михайлову, сказать, чтобы Герцен не завлекал молодых людей в политические дела. В привезенном из Лондона коллежским секретарем Ветошниковым письме от Герцена к Николаю Серно-Соловьевичу между прочим сказано: "мы готовы издавать "Современник" здесь с Чернышевским или в Женеве,- печатаем предложение об этом". Письмо это находится при деле о преданном суду правительствующего сената отставном надворном советнике Николае Серно-Соловьевиче и других лицах. В бумагах Чернышевского найдено письмо, без подписи и без означения, к кому оно писано, с выскобленными в нем многими словами. Письмо это, по объяснению Чернышевского, писано Герценом и Огаревым и получено Чернышевским по городской почте от неизвестного лица. В нем говорится, что Чернышевский имеет влияние на юношество, что он держится того же знамени, как и Герцен, и что он, по выражению письма, ехал дружески возле. Кроме сего, по показанию разжалованного из отставных корнетов в рядовые Костомарова, Чернышевский в 1861 году будто бы написал возмутительное воззвание к барским крестьянам, которое передал для напечатания приезжавшему из Москвы в С.-Петербург бывшему студенту тамошнего университета дворянину Иосифу Сороко, дав ему 200 рублей на издержки по печатанию, что Чернышевский принимал участие в составлении написанного отставным полковником Шелгуновым воззвания к русским солдатам, и что якобы весною 1861 г. Костомаров писал под диктовку Чернышевского воззвание к раскольникам. Против всех сих обвинений Чернышевский не сделал сознания и не был уличен на очной ставке с Костомаровым, равно и дворянин Сороко, отвергнув относящиеся дс него обстоятельства, остался при отрицательном своем показании на очной ставке с Костомаровым. По всеподданнейшему докладу о вышеизложенных обстоятельствах, государь император повелеть соизволил: дело о Чернышевском, применяясь к 592 ст. 2 кн. XV т. Св. зак. уг., препроводить к нему, управляющему министерством юстиции, для представления в правительствующий сенат с тем, чтобы сенат предварительно постановил определение, должен ли Чернышевский во время суда по обстоятельствам произведенного о нем дела оставаться под арестом в крепости или может быть освобожден из оной на поручительство. О таковом высочайшем повелении, сообщенном статс-секретарем князем Голицыным в отношении за № 735, имеет честь предложить правительствующему сенату к надлежащему исполнению и препроводил при сем дело о Чернышевском, присовокупляя, что о доставлении прямо в сенат документов о звании Чернышевского и повальном обыске, об образе жизни и поведении его до арестования статс-секретарь князь Голицын отнесся к с.- петербургскому военному генерал-губернатору и что упоминаемые в деле: отставной полковник Шелгунов по высочайшему повелению предан военному суду и дело о нем препровождено к военному министру, а рядовой из дворян Всеволод Костомаров прикомандирован к С.- Петербургскому батальону внутренней стражи, впредь до минования в нем надобности по делам о Чернышевском и Шелгунове. Вместе " сим препроводил и следственное дело о печатании и распространении запрещенных сочинений, для производства высочайше утвержденной следственной комиссии о бывших студентах Сулине и Ященко, сенатское по сим делам производство в 2-х томах и производство обер-прокурорских дел, так как в делах сих заключаются сведения о воззваниях к барским крестьянам и солдатам.

Управляющий министерством юстиции Замятнин.
Обстоятельства дела

Отношение управляющего III отделением.

Управляющий III отделением с. е. в. канцелярии препроводил IB комиссию, высочайше учрежденную по делу о распространении возмутительных воззваний, полученное им безыменное письмо о литераторе Чернышевском следующего содержания <стр. 146-147>.

Заключение комиссии. Комиссия положила: письмо сие приобщить к делу и иметь в виду для соображения.

Письмо Потапова к князю Голицыну. Он же Потапов в. письме к князю Голицыну изъяснил, что в конце июня получено было в III отделение собственной его величества канцелярии сведение о выезде в Петербург из Лондона находившегося там некоторое время отставного коллежского секретаря; Павла Ветошникова, который, как известно было сему отделению, имел сношения с Герценом и Бакуниным и неоднократно участвовал в собраниях, бывающих у Герцена. Поэтому сделано было распоряжение, чтобы с прибытием Ветошникова из-за границы он подвергнут был тщательному таможенному осмотру, и, как при таковом осмотре оказались у него издания Герцена, Огарева и другие запрещенные сочинения, то он доставлен был в III отделение со всеми имевшимися у него книгами и бумагами. В бумагах его, рассмотренных в сем отделении, оказалось несколько писем, обнаруживающих сношения Лондонской русежой пропаганды с некоторыми лицами, проживающими в России, и намерение распространять в империи сочинения, которые (предполагают издавать в Лондоне, с явною целью нарушить общественное спокойствие. Письма сии указали необходимость немедленного арестования здесь литератора Чернышевского, надворного советника Николая Серно-Соловьевича, которые, равно как и Ветошников, отправлены 7 числа по высочайшему повелению в крепость для содержания в Алексеевском равелине. При сем он препроводил акт обыска Чернышевского.

Обыск. В обыске сем значится: 7 июля 1862 года следователи вследствие распоряжения высшего начальства, прибыв в квартиру литератора отставного титулярного советника Чернышевского, состоящую Московской части 2 квартала в доме Есауловой по Большой Московской улице, осматривали самым строжайшим образом всю занимаемую им квартиру и найденные у него в разных помещениях письма, рукописи и другие бумаги, часть недозволенных книг, сложив в холщовый мешок и опечатав оный, передали полковнику Ракееву вместе с самим Чернышевским для представления в III отделение собственной его величества канцелярии, а как у Чернышевского оказалось весьма много книг на разных языках и, по отзыву его, '2400 экземпляров 2 тома сочинений Добролюбова, перевозка и просмотр которых не на месте затруднителен и требует много времени, почему и положили: опечатав кабинет его с сими книгами, записать в сей акт, представив наблюдение за целостью их местному надзирателю.

Постановление комиссии. Комиссия положила: бумаги сии и книги, равно опечатанный кабинет, подвергнуть тщательному осмотру.

Заключение следователей. При подробном обозрении всего находящегося в кабинете следователи признали нужным отложить: восемь книжек, 3 пакета с письмами, тетрадь писана стенографическим способом и алфавитный ключ на 4-х картонных палочках.

Перечень бумаг, отобранных у Чернышевского. Перечень замечательных бумаг, отобранных у титулярного советника Чернышевского: 1. Анонимная записка*, писанная карандашом, в которой заключается следующее уведомление: "Вчера было высочайшее повеление оставить без рассмотрения дело о манифестации в думе; беспокоить по этому делу никого не будут. Костомаров согласился не читать лекций. Павлов, весьма вероятно, будет или отдан на поруки князю Г. А. Щербатову, или получит разрешение жить в Нижнем у родственников". 2. Переписка Чернышевского с профессором Иваном Андреевским о том, чтобы сей последний сделался посредником между публикою и читавшими лекции профессорами, для разъяснения причины прекращения публичных лекций. Андреевский, несмотря на настояние Чернышевского, отказался от этого предложения. 3. Листок с тремя вопросами по поводу публичных лекций. 4. Письмо к Чернышевскому, судя по содержанию,- от профессора Костомарова, после запрещения публичных лекций. 5. Листок из дневника Добролюбова, в котором выражено сильное беспокойство по случаю сделанного в газете "Колокол" намека на то, будто бы "Современник" подкуплен правительством. 6. Письмо И. Б. (по почерку Ивана Бартюкова)** от 29 декабря 1861 г., в котором замечательны слова: "Москва занята теперь Тверскими происшествиями,- говорят, революция будет". 7. Письмо М. Маркович(Марко Вовчок) от 29 октября (без означения года и места, откуда написано). В письме этом она справляется, где Н. Г.? и прибавляет: что вы делаете? Благополучны ли вы оба? Здесь все ходят слухи разные: тот одним придет попугает, другой другим. Пожалуйста, почаще пишите, благополучны ли вы? 8. Письмо Салтыкова (Щедрина) от 14 апреля из Твери, в котором уведомляет Чернышевского, что он задумал издавать в Москве вместе с Унковским и Головачевым журнал с нового года и, посылая программу журнала, просит сообщить мнение Чернышевского. . В письме упоминается о Европеусе и Плещееве, как о лицах, принимающих в этом деле участие***. 9. Письмо Герцена без подписи, с многими выскобленными словами. В этом письме опровергается совет Чернышевского не вовлекать юношество в литературный союз по той причине, что из этого ничего не выйдет, и предлагается в темных выражениях проект организации какого-то общества или союза, избрав центрами деятельности ярмарки: Нижегородскую, которую-нибудь из Днепровских и Ирбитскую или иной Урало-Сибирский пункт. 10. Анонимное письмо к Чернышевскому, в котором называют его пропагандистом, социалистом, Маратом, желающим ниспровергнуть существующий порядок и учредить демократию, и затем угрожают ему гибелью. Сверх того, две тетради, писанные стенографически с разными знаками и при них ключ для шифра.

* (Автором этой записки был Чернышевский.)

** (Правильно - Бордюгов. Но такого письма в следственных материалах не обнаружено.)

*** (О неудачной попытке Щедрина издавать журнал см. сообщение Ю. Г. Оксмана. "Несостоявшийся журнал М. Е. Салтыкова-Щедрина "Русская правда".- "Красный архив", 1923, т. 4, стр. 393-398. Текст письма см. наст, изд.)

Письмо Герцена. Письмо Герцена следующего содержания.

Анонимное письмо. Анонимное письмо следующего содержания.

Отношение следств. комиссии. В числе писем, доставленных генерал-майором Потаповым, оказалось одно, адресованное на имя Чернышевского из г. Бахмута Екатеринославской губернии от некоего Шемановского*, который, судя по содержанию письма, должен быть агентом Чернышевского. Комиссия положила: обратить на это лицо внимание III отделения собственной его величества канцелярии.

* (См. ниже.)

Письмо Чернышевского к жене. Из крепости Чернышевский послал жене своей письмо следующего содержания <стр. 264-266>.

Заключение комиссии. Чернышевский через посредство коменданта С.- Петербургской крепости представил в комиссию, для отправления в Саратов, письмо его к жене. В этом письме внимание комиссии обратили на себя следующие выражения: "наша жизнь принадлежит истории, пройдут сотни лет, и наши имена все еще будут милы людям, будут вспоминать нас с благодарностью, когда уже забудут почти всех, кто жил в одно время с нами; так надобно же нам не уронить себя со стороны бодрости характера перед людьми, которые будут изучать нашу жизнь". Признавая неудобным отправление сего письма, комиссия положила: приобщить оное к делу и иметь в виду при допросе Чернышевского.

Священническое увещание. 30 октября 1862 года в комиссии, на основании 172 ст. 2 кн. XV том. Свод. зак. изд. 1857 г., сделано было священническое увещание Николаю Чернышевскому, чтобы он по делу показывал сущую правду.

Вопросы комиссии и ответы на оные Чернышевского. Затем на предложенные комиссиею 30 октября 1862 г. вопросы он отвечал. <стр. 155-159>.

Заключение комиссии. 31 октября 1862 года комиссия, рассмотрев отобранные от Чернышевского показания, нашла, что, вместо прямого м категорического ответа на предложенные ему вопросы, Чернышевский дозволил себе обратиться в комиссию с вопросом, выразив его следующими словами: "мне очень интересно было бы знать, какие сведения могут иметься о том, что не было", и далее: "я принужден здесь выразить свое удивление тому, что мне предлагают подобные вопросы".. Комиссия признала эти выражения в ответ на вопрос ее совершенно неуместными и, имея в виду 182 ст. Св. зак. угол. т. XV, по которой ответы должны излагаться без всяких околичностей, положила: потребовать от Чернышевского, чтобы на предложенный ему вопрос дал объяснение, согласное с требованием закона.

Вопрос комиссии и ответ на оный Чернышевского. 1 ноября 1862 года на предложенный комиссией) Чернышевскому вопрос он отвечал.

Обыск. В бумагах литератора Чернышевского, подлежащих рассмотрению следственной комиссии, оказалось между прочим две тетради, писанные шифром, которые для разбора препровождены были в министерство иностранных дел вместе с находящимся при оном указателем.

Уведомление тайного советника Муханова. Тайный советник Мух а нов, возвращая означенные тетради вместе с разбором части оных, сообщил, что рукописи эти писаны не шифрами, но только с сокращением и употреблением часто вместо слов, слогов и букв особых знаков, и что при всем желании со стороны министерства по множеству текущих, не терпящих отлагательства дел, не было никакой возможности до настоящего времени разобрать всю рукопись, но уже из содержания разобранного можно думать, что слог этот имеет условленный смысл. К этому тайный советник Муханов присовокупил, что так как, кроме видимого содержания рукописи, могло еще находиться в оной написанное симпатическими чернилами, то употребляемы были разные способы для открытия этого, но такового письма не оказалось.

Отрывок из дневника Чернышевского. В этом отрывке, переведенном из дневника Чернышевского, заключаются выражения, к делу относящиеся: "меня каждый день могут взять. Какая будет тут моя роль. У меня ничего не найдут, но друзья у меня весьма сильные. Что могу я другое делать? Сначала я буду молчать и молчать. Но, наконец, когда ко мне будут приставать долго, это мне надоест, и я выскажу свое мнение прямо и резко. И тогда едва ли уже выйду из крепости. Видите, я не могу жениться. Я не могу, не вправе связать чьей бы то ни было судьбы с моею"*.

* (См. примечание 18 из II раздела.)

Уведомление доктора Окель. Состоящий при С.- Петербургской крепости доктор Окель донес коменданту оной, что Чернышевский воздерживается с некоторого времени от всякой пищи, вследствие чего заметно ослаб; что цвет лица у него бледный, пульс несколько слабее обыкновенного, язык довольно чистый, что прописанные ему капли для возбуждения аппетита он принимал только два раза и объявил, что не намерен принимать таковые и что он воздерживается от пищи не по причине отсутствия аппетита, а по своему капризу.

Уведомление начальника III отделения. Начальник III отделения уведомил комиссию, что разжалованный по высочайше утвержденному мнению Государственного совета из отставных корнетов в рядовые Всеволод Костомаров, по назначению его на службу в Кавказский линейный № 6 батальон отправлен 28 февраля в штаб войска Кубанской области. Капитан С.- Петербургского жандармского дивизиона Чулков, сопровождавший его туда, представил ему, начальнику III отделения, отобранные им у Костомарова по прибытии их в Тулу письма, из которых одно, адресованное на имя некоего Николая Ивановича Соколова в С.-Петербург, вынуждает по своему содержанию подробного расследования. Шеф жандармов, приказав сделать распоряжение о немедленном возвращении Костомарова в С.-Петербург для допросов его в высочайше учрежденной здесь следственной комиссии, поручил ему, начальнику III отделения, означенное письмо представить на распоряжение комиссии.

Письмо, найденное у Костомарова, на имя Соколова. Письмо это следующего содержания.

Показание Яковлева. Московский мещанин Петр Васильев Яковлев дал на имя генерал-майора Потапова показание следующего содержания.

Обыск у Костомарова. При арестовании в III отделении Всеволода Костомарова отобраны находившиеся при нем письма: три Михайлова; два и записка карандашом Чернышевского, одно и записка с карикатурами Шелгунова* и одно Плещеева.

* (В бумагах В. Костомарова записка с карикатурами Н. В. Шелгунова отсутствует.)

Записка, найденная у Костомарова. Записка следующего содержания: "В. Д. вместо "срочно обязан." (как это по непростительной оплошности поставлено у меня) наберите везде "временно обяз.", как это называется в Положении. Ваш Ч."

По предъявлении этой записки Чернышевскому, он написал: "Эта записка была мне предъявлена комиссиею, и я не признаю ее своей. Этот почерк красивее и ровнее моего. Отст. тит. сов. Н. Чернышевский".

Отношение г.-м. Потапова. Генерал-майор Потапов препроводил в комиссию рапорт к нему жандармского капитана Чулкова следующего содержания.

Вопросы комиссии и ответы на оные Костомарова. На предложенные комиссиею Всеволоду Костомарову вопросы он отвечал; на 1-й имя, отчество, фамилия и проч.; на вопрос 2-й.

Дополнительные ответы Костомарова. На дополнительные вопросы, данные комиссиею Костомарову, он отвечал: на вопрос 1-й.

Вопросы комиссии и ответы на оные Чернышевского. На предложенные комиссиею 16 марта 1863 года Николаю Чернышевскому вопросы он отвечал.

Постановление комиссии. Комиссия, рассмотрев показания Чернышевского, положила: по показаниям этим дать очные ставки с Костомаровым Чернышевскому, а но показанию Костомарова-допросить бывшего студента московского университета Сороко и московского мещанина Петра Яковлева, об арестовании первого из них и о доставлении как его, так и мещанина Яковлева в III отделение собственной канцелярии просить московского обер-полицмейстера, уведомив о сем и члена комиссии генерал-майора Потапова.

Вопрос комиссии и ответ на оный Чернышевского. На предложенный комиссиею Чернышевскому вопрос: - Вы показали, что поручали Михайлову, он отвечал.

Очная ставка. На очной ставке, данной Костомарову с Чернышевским, 1-й показал... Противу сего Чернышевский объяснил: - Я с своей стороны...

Отношение управляющего III отделением. Генерал-майор Потапов препроводил в комиссию полученное им представление исправляющего должность московского губернского прокурора с приложенными к оному докладною запискою содержащегося в тамошнем смирительном доме мещанина Яковлева и перепискою конторы московского смирительного и рабочего домов. Записка Яковлева следующего содержания.

Отношение Дома московского градского общества. Дом московского градского общества в отношении в контору смирительного и рабочего домов писал, что московский обер-полицмейстер препроводил на распоряжение Дома градского общества доставленного к нему от заведывающего пересыльного арестантскою частию московского мещанина Хамовой слободы Петра Васильева Яковлева, взятого на Тверской станции железной дороги за буйство в пьяном виде. А как мещанин Яковлев за дурные поступки неоднократно был в приводах, то дело о нем 13 марта было предложено к выслушанию на полном собрании мещанского общества, которое, принимая во внимание прежние его поступки, приговором заключило: Яковлева за буйство на основании 570 ст. IX том. отослать в рабочий дом; в работу на 4 месяца, и по миновании срока освободить. Во исполнение сего приговора мещанин Яковлев препровожден при сем в оную контору для выдержания срочного времени в работе.

Отношение в комиссию управляющего III отделением. 5 апреля доставлены арестованными; из Москвы - мещанин Яковлев и из имения Схолин Свенцианского уезда Виленской губернии - студент Сороко, которые и оставлены арестованными при III отделении собственной его императорского величества канцелярии.

Вопросы комиссии и ответы на оные дворянина Сороко.

Вопросы комиссии и ответы на оные Яковлева.

Очная ставка. На очной ставке, данной Всеволоду Костомарову с дворянином Сороко, Костомаров показал.

Вопросы комиссии и ответы на оные Костомарова. На предложенные комиссией) 11 апреля 1863 г. рядовому Костомарову вопросы он отвечал.

Очная ставка. На очной ставке, данной Всеволоду Костомарову с Чернышевским, Костомаров показал...

Чернышевский против сего показания объяснил.

Акт комиссии.

Предъявление в комиссии мещанину Яковлеву Чернышевского.

Очная ставка. На очной ставке, данной мещанину Яковлеву с Чернышевским, Яковлев показал... Против сего показания Чернышевский объяснил.

Вопрос комиссии и ответ на оный Чернышевского. На предложенный комиссиею 12 апреля 1863 г. Чернышевскому вопрос он отвечал.

Уведомление управляющего министерством юстиции. Управляющий министерством юстиции уведомил князя Голицына, что секретари правительствующего сената рассматривают и сличают почерки только в Присутствии сената по делам, в нем производящимся, и притом не иначе, как вследствие определения правительствующего сената, а по сему не представляется возможности командировать их для сличения почерков вне Присутствия сената.

Отношение управляющего III отделением. Редактор журнала "Современник" г. Некрасов представил генерал-майору Потапову лично полученное в редакции журнала из Москвы по почте прилагаемое письмо.

Письмо Миллера и других. Письмо это следующего содержания.

Постановление комиссии.

Акт сличения почерка руки Чернышевского.

Копия с вопросов комиссии и ответы на оные полковника Шелгунова.

Очная ставка. На очной ставке, данной Костомарову с Шелгуновым, Костомаров показал... На сии улики Шелгунов отвечал.

Рапорт капитана Чулкова.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://n-g-chernyshevsky.ru/ "N-G-Chernyshevsky.ru: Николай Гаврилович Чернышевский"