БИБЛИОТЕКА
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

15. Выписка из журнала следственной комиссии от 18 февраля 1863 г.

(Напечатана Н. А. Алексеевым ("Процесс", стр. 141-143). Подлинник: ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., оп. 5, ед. хр. 230, ч. 176, литера "А", лл. И61 - 163 об. Текст выписки был полностью воспроизведен в донесении А. Ф. Голицына царю 20 февраля 1863 г. И по этому варианту опубликован М. К. Лемке ("Политические процессы", стр. 269-271). Подлинник донесения: ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., оп. 5, ед. хр. 230, часть 10, лл. 18-21, об.)

18 февраля 1863 года.

Секретно.

X. Член комиссии, свиты его императорского величества генерал-майор Потапов объявил, что содержащийся под арестом в С.- Петербургской крепости разжалованный в рядовые Всеволод Костомаров, по убеждению его, изъявил готовность обнаружить известные ему преступные замыслы и действия отставных: титулярного советника Чернышевского и полковника Шелгунова и указать других лиц, коим известны были их замыслы, причем, чтобы открытия сии не могли быть сочтены за донос со стороны его, Костомарова, и не поставили его в положение доносчика, нашел для себя более удобным написать одному из своих друзей - Милюкову письмо, в котором, сообщая о постигшем его несчастии и о последовавшем над ним приговоре, выскажет по поводу этого приговора все известные ему обстоятельства в том виде, как они были на самом деле. Вместе с тем генерал-майор Потапов представил комиссии и написанное Костомаровым письмо.

В нем он подробно объясняет обстоятельства, при коих были написаны воззвания: Чернышевским - "К барским крестьянам" и Шелгуновым - "К солдатам" и присовокупляет, что Чернышевским, кроме того, писано было послание к раскольникам, и что Шелгунов ходил в казармы и объяснял солдатам написанное для них воззвание. Причем Костомаров не скрывает и своего участия в сих действиях.

К улике Чернышевского Костомаров обещает, как объявил генерал-майор Потапов, представить хранящуюся у него в Москве собственноручную записку Чернышевского и указывает лицо, бывшее у него в то время, когда приезжал к нему в Москву Чернышевский. Лицо это, по объяснению Костомарова, может представить от себя письменное удостоверение сношений Чернышевского с Костомаровым и справедливость своего показания подтвердить присягою*.

* (Этим заявлением В. Костомаров подготовлял почву для лжесвидетельских показаний П. В. Яковлева и давал своеобразный вексель на изготовление подложной записки от имени Н. Г. Чернышевского.)

Кроме сего, Костомаров надеется получить в Москве бумаги, отданные на сохранение некоему Шиповалову, который до сего времени, за всеми принятыми комиссиею мерами, от выдачи их отказался. Написанное Костомаровым письмо будет отдано им здесь и адресовано будто бы из Тулы в то время, когда он, следуя по назначению на Кавказ, прибудет в этот город.

В таком положении дела комиссия положила: 1) по получении от Костомарова означенного письма, перевести его из каземата на гауптвахту крепости и оставить на оной в течение трех дней, дозволив ему в это время под строгим надзором иметь свидание с лицами, которые пожелают его посетить перед отправлением на Кавказ; 2) по распоряжению инспекторского департамента военного министерства, назначить ту часть войск, в которую Костомаров должен быть определен на службу, для того, чтобы до отъезда он мог объявить, куда следует адресовать к нему переписку, в числе которой, вероятно, будут отправлены и необходимые для дела письма, оставленные Костомаровым у Шиповалова, если он не успеет получить их в Москве, согласно обещанию Шиповалова, изъясненному в шифрованном письме на имя брата Костомарова*; 3) отправить Костомарова отсюда в сопровождении жандармского офицера. В Москве оставить его на три дня на гауптвахте, допустить для свидания с ним лиц, желающих его видеть, и затем с тем же офицером отправить его до Тулы; 4) из этого города, по поводу написанного Костомаровым означенного письма, будто бы задержанного при отправлении его по адресу, Костомаров должен быть возвращен в С.- Петербург и доставлен в III отделение собственной его императорского величества канцелярии; 5) по передаче письма в комиссию и по содержанию его, Костомаров будет допрошен; 6) показание его должно служить основанием для допроса Чернышевского, Шелгунова и других лиц, которые окажутся прикосновенными к делу; 7) так как Шелгунов, по высочайшему повелению, оставлен в Иркутске под надзором полиции и допрос его в комиссии по свойству и важности дела оказывается необходимым, то теперь же сообщить местному начальству о немедленном доставлении его в С.-Петербург и по прибытии оставить до времени в III отделении и 8) на приведение в исполнение изъясненных предположений комиссии испросить чрез г. председателя высочайшего государя императора соизволения, представив на всемилостивейшее воззрение его величества как просьбу матери Костомарова, жены прапорщика, Надежды Костомаровой, ходатайствующей об облегчении участи ее сына, так и то обстоятельство, как объясняет генерал-майор Потапов, что условия в отношении денег для отправления Костомарова и для обеспечения его матери и сестры, которые были испрашиваемы чрез бывшего надзирателя с.- петербургской полиции Путилина и на которые, по докладу генерал-адъютанта князя Суворова, последовало высочайшее соизволение, а именно: на выдачу Костомарову перед отъездом 500 руб. и на производство его матери ежегодно по 1500 руб.,- он, Костомаров, просьбу по сему предмету не признает происходящею от него, а как свою судьбу, так и положение матери и сестры, остающихся без его помощи в совершенной нищете, всеподданнейше повергает на всемилостивейшее его императорского величества воззрение.

* (См. наст. изд. стр. 167-168 и примечание 33 из этого раздела.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://n-g-chernyshevsky.ru/ "N-G-Chernyshevsky.ru: Николай Гаврилович Чернышевский"