БИБЛИОТЕКА
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

35. Донесение от 11 января 1862 г.

9 и 10 января, в числе 23-х посетителей, бывших у Чернышевского, замечены Рычков, Боков, Ососов, офицер Панаев, какой-то Петровский и студент Советов.

Вчера вечером в 8 часов пришли к нему какой-то военный, совершенно закутанный в шубе, и один статский, худощавый с светло-русыми усами. Пробыв у него до 1/2 10-го, они вместе с ним поехали на одном извощике в Шахматный клуб, коего вчера было открытие* у Полицейского моста в доме Елисеева по Канаве**. Там собралось вчера человек до 100, почти исключительно литераторов, ибо по прочтении наскоро имен, записавшихся у швейцара в книге, встретились следующие: граф Кушелев-Безбородко, Вернадский, Лавров, Краевский, Панаев, Некрасов, оба Курочкина, Степанов. Толбин, Крестовский, Писарев, Писемский, Благосветлов, Чернышевский, Апухтин, Рычков и Утин.

* (На полях пометка карандашом: "С этим клубом надобно познакомиться поближе".)

** (Шахматный клуб в Петербурге был создан еще в 1853 г. при гостинице Демута. Однако в первые годы он не пользовался широкой популярностью и посещался лишь любителями этой игры. В конце 1861 г. Шахматный клуб был на время закрыт, по всей видимости, из-за отсутствия посетителей.

Новая страница истории Шахматного клуба связана с попыткой передовой интеллигенции, главным образом занимающейся литературной деятельностью, использовать его в политических целях. 10 января 1862 г. состоялось открытие нового Шахматного клуба в доме Елисеева. В числе его организаторов-учредителей упоминаются Г. Кушелев-Безбородко (издававший в 1859 - 1861 гг. "Шахматный листок"), И. Вернадский, П. Лавров, И. Панаев, Н. Некрасов, братья Курочкины, Д. Писарев, Г. Благосветлов, Н. Чернышевский и ряд других лиц.

12 января 1862 г. агент III отделения доносил: "Подозревая в учрежденном ныне вновь Шахматном клубе какую-нибудь тайную роль, так как члены, записавшиеся до сих пор, принадлежат исключительно к сословию литераторов и ученых, приложено было старание узнать, на каком основании образовался этот клуб. Говорят, что здешние литераторы обращались с просьбой о дозволении им учредить литературный клуб, но что им в этом было отказано. Тогда кто-то вспомнил, что существовавший здесь, в гостинице Демута, Шахматный клуб закрыт, и этим обстоятельством воспользовались литераторы, чтобы под названием Шахматного клуба открыть их: собственный клуб. К открытию вновь Шахматного клуба не встретилось" препятствий, и воспрещение, касавшееся собраний литераторов, обойдено. Говорят, что их подписалось уже до 200 человек по 30 р. серебром... В Шахматном клубе не водится карт, а только шахматы, шашки и домино, но эти игры, говорят, только один предлог" ("Красный архив", 1926, т. 1 (14), стр. 107-108).

По сведениям, полученным III отделением, в Шахматном клубе обсуждались публичные лекции, читаемые профессорами университета в здании городской думы, цензурный проект министра народного просвещения Головкина, меры, которые могли бы обеспечить свободу прессы, а также шла речь "об уравнении налогов и податей". Но больше всего обеспокоило шефа жандармов Долгорукова, царя и его сановников сообщение от 4 апреля 1862 г. о том, что "в настоящее время в клубе особенно интересуются вопросом о конституции; все говорят открыто и прямо, что нынешние уступки правительства делаются не более не менее как только для того, чтобы замазать языки недовольных. Многие говорят фразы вроде подобных: "Нам нужна конституция не такая, какую дадут, а такая, какую хотим мы; ее без крови не добудешь". Вообще характер клубных бесед либеральный". ("Красный архив", 1926, т. 1 (14), стр. 117).

Из агентурных донесений известно, что членами клуба был подготовлен адрес царю с просьбой даровать конституцию. Он заканчивался словами: "Добровольное дарование конституции спасет Россию от тяжких смут и волнений и вместо раздора даст мир и новую жизнь". ("Красный архив", 1926, т. 1 (14), стр. 118). Подписали адрес литераторы и среди них: В. Курочкин, И. Вернадский, Д. Писарев, П. Лавров ("Материалы для биографии П. Л. Лаврова" под ред. П. Витязева, вып. 1, П., 1921, стр. 85).

Нет оснований преувеличивать революционно-демократический характер этого коллективного требования дать конституцию России. Скорее такой шаг можно рассматривать как некое объединение действий представителей демократического и либерального лагерей против неограниченной власти царизма.

Справедливо развенчивая досужие домыслы агентуры, и особенно совершенно неправдоподобный донос осведомителя III отделения - студента технологического института Волгина, М. К. Лемке и А. А. Шилов несколько принизили политическую направленность Шахматного клуба. (См.: Герцен (Лемке), т. XV, стр. 324 - 325; А. А Шилов. П. Л. Лавров в агентурных донесениях "секретных сотрудников" III отделения.- "Материалы для биографии П. Л. Лаврова", вып. 1, П., 1921, стр. 77-78.) Более прав Р. А. Таубин, утверждая: "Вся история Шахматного клуба показывает, что то был литературно-политический клуб, центр политической и общественной жизни петербургских писателей в первой половине 1862 г." (Р. А. Таубин. К вопросу о роли Н. Г. Чернышевского в создании революционной партии в конце 50-х - начале 60-х годов XIX в.- "Исторические записки" АН СССР, 1952, т. 39, стр. 89). Именно политический характер деятельности Шахматного клуба в связи с пропагандой в воскресных школах и петербургскими пожарами послужил причиной его закрытия. 8 июня 1862 г. в газете "Русский инвалид" было напечатано: "Петербургский военный генерал-губернатор, считая своею обязанностью принимать все меры к прекращению встревоженного состояния умов и к предупреждению между населением столицы не имеющих никакого основания толков о современных событиях, признал необходимым закрыть, впредь до усмотрения, Шахматный клуб, в котором происходят и из коего распространяются те неосновательные суждения".)

Из них, говорят, первые трое, т. е. Г.р. Кушелев-Безбородко, Вернадский, издатель "Экономического указателя", и артиллерийский полковник Лавров, профессор Мих(айловской) арт(иллерийской) академии, избраны директорами. Сделано распоряжение, чтобы один из наших агентов В.* записался в Шахматный клуб членом.

* (Скорее всего под криптонимом "В" скрывался агент III отделения Вильяшов, поскольку на полях донесения против этой буквы Потапов карандашом написал: "Вильяшов, кроме того <слово неразобрано.- И. П.> ни с кем еще NB!" (л. 2).)

11 января 1862 г.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://n-g-chernyshevsky.ru/ "N-G-Chernyshevsky.ru: Николай Гаврилович Чернышевский"